Дом для Элы

Дом для Элы

Все дети мечтают завести домашнее животное. А вы хотели бы завести котенка, щенка или целую лошадь?

Прослушать


Каждый раз, как Наташа видела на улице лошадь – большое и статное животное, ей непременно хотелось заиметь себе такую же. Это же так здорово – кататься на своей лошади! Ведь тогда она сможет увезти тебя куда угодно! В другую страну, правда, не выйдет. Этот вопрос Наташа уже уточнила у папы. Он, смеясь, ответил, что на лошади уже давненько можно уехать разве что в сказочную страну. А на остальные это не распространяется. Зря папа иронизирует, сам же всегда повторяет: «В жизни, Наташка, все бывает». Вот и она бы с пребольшим удовольствием отправилась в сказочные дали на своей темно–коричневой лошадке с пушистым хвостом и гривой. А звать ее будут – Эла.

Девочка так сильно мечтала о своей лошадке, что частенько представляла, что Эла уже живет с ней. Днем лошадка стояла на балконе, наблюдая за прохожими людьми или за детской игрой на площадке, а ночью спала под Наташиной кроватью.

Эта идея пришла девочке еще давно, когда родители, узнав о заветном желании дочери, спросили, где же все-таки будет жить лошадка. Ведь она большая, не котенок и даже не собака.

— Она никому не будет мешать, — уверяла Наташа родителей. – Пока я буду в школе, она будет жить на балконе, мыться в ванной, а спать у меня под кроватью.

— Вот как, — удивился папа, а мама строго добавила. — Не забывай об уроках и домашних делах. Бедная лошадь будет целый день одна.

— Да и жить так сможет только очень маленькая лошадка, — продолжал папа. — Размером с небольшую собачку. А таких маленьких лошадей не бывает. Даже среди карликовых пород.

— А у меня и большая поместится! — заупрямилась Наташа. – Вот увидите!

Но как бы девочка ни уверяла родителей в удачливости своей идеи, они, конечно же, были против лошади в доме. И мечта завести Элу оставалась мечтой. Пока в один вечер, Наташе не пришлось лезть под кровать в поисках второй домашней тапочки, что снова затерялась в комнате. Одна вот на ноге, а вторая неизвестно где. Можно было бы вполне и без тапок ходить, но маме не нравится, когда Наташа ходит по дому босиком.

Под кроватью было темно. Девочка протянула руку и нащупала что-то мягкое.

— Ай! – услышала Наташа, когда она попыталась вытащить то, что было похоже на потерянную тапочку. От неожиданности девочка тут же одернула руку и вылезла обратно.

— Могла бы и извиниться! – добавил недовольно голос, который только что айкнул. Наташа испугалась еще больше. Она была готова бежать из комнаты прочь, подальше от невидимого подкроватного существа, звать папу и маму.

— Только не кричи, пожалуйста, – попросило существо, смягчившись. — День на балконе был тяжелым.

Это озадачило девочку. И она осталась сидеть на полу, отодвинувшись подальше на всякий случай.

— Сейчас вылезу, погоди, – добавил голос, и кровать задрожала, немного приподнявшись над полом. Наташа даже зажмурилась. Она по-прежнему боялась, хоть ей было жутко интересно.

— Ты чего? – услышала она тут же. – Да не бойся, я вроде как твоя лошадь, не обижу.

— Моя лошадь?! – переспросила девочка, тут же открыв глаза. – Не может быть.

— Пфф… — засмеялась невидимка. – Еще как может! О воображаемых друзьях слышала?

— Да… — неуверенно ответила Наташа, водя глазами по пустой комнате. Вскоре стал проглядываться силуэт лошадки, потом она стала более четкой и цветной. Будто кто-то рисовал картинку разноцветными карандашами прямо в Наташиной комнате.

— Ну, тогда приятно познакомиться, – сказала только что появившаяся лошадь. — Я – Эла, твоя воображаемая лошадь, что живет на балконе, а спит под кроватью.

— И моется в ванной… — тихо добавила девочка. Лошадь была такой же, как Наташа и представляла: с гладкой коричневой шерсткой, с белой гривой и белым кончиком пушистого хвоста. Она была красавицей!

— Там можно только водички попить. Так что условия ты, конечно, не ахти предоставила. Слава счастливой подкове, не коробка из-под обуви, но все же. Чувствую себя таксой, ей богу.

— Таксой … — улыбнулась девочка. Смешное сравнение.

— По–моему, я уже превратилась в карликовую лошадь, – жаловалась Эла дальше. – Чувствую себя как-то совсем мелко. Депрессия не за горами.

Знакомое слово, отметила девочка. Это вроде когда очень грустно.

— А я очень хочу стать настоящей, – вздохнула лошадка. – И катать тебя верхом. По-настоящему.

— И что же делать? – Наташа загрустила вместе с Элой. – Это было бы так здорово!

— Я еще точно не разобралась, — помолчав немного, сказала лошадь. — Ты так сильно хотела, чтобы я жила с тобой, что я и правда поселилась здесь. Я твое несбыточное желание.

— Папа говорил, что лошади нужен большой дом, – сказала Наташа. – Может, тебе нужен настоящий лошадиный дом, и тогда ты станешь настоящей?

— Хм… — поразмыслила над предложением девочки Эла. – А что, можно попробовать. А ты знаешь, где его найти этот дом?

— Я — нет, — грустно ответила девочка, но вспомнив про папу, довольно добавила. — Но папа должен знать. Я сейчас спрошу.

Найдя отца в большой комнате, за компьютером, Наташа радостно воскликнула:

— Пап, покажи мне, где лошадки живут!

Это было так неожиданно, что папа даже испугался и чуть не вылил себе на колени чай, который спокойно пил.

— О, Натали, не сейчас, – сказал папа. — Давай ты завтра посмотришь картинки. Мне работать надо.

— Да нет, — отмахнулась от папиных слов девочка. – По-настоящему покажи. Я забыла, как называется место.

— В нашем городе лошади живут на ипподроме — в конюшнях, – подсказал отец. – Хочешь сходим туда?

— Ага, – кивнула довольная девочка. — Очень хочу.

На городской ипподром Наташа с папой приехали на следующий же день. Субботним утром они подъехали к деревянным воротам. Ипподром, как рассказал дядя Миша, что согласился помочь и показать, где и как живут лошади, был построен очень давно и стоял здесь уже целых два века.

— Видишь вот это поле, — протянул он руку и указал на огромное коричневое поле, где скакали две лошади. – Здесь их мир. Свобода и скорость – их счастье. Этим животным очень важно служить людям. Так было испокон веков, и сейчас ничего не изменилось. Лошади не только наши компаньоны, но и верные друзья.

— Эла, беги к ним, – прошептала Наташа своей воображаемой лошадке. – Давай!

— Ух, вот это да! – воскликнула Эла. Она стояла рядом и от нетерпения переминалась с ноги на ногу. – Наташка, это ты здорово придумала! Лучше, чем балкон и кровать. Без обид!

— Беги, беги. Стань настоящей! – добавила девочка чуть слышно.

— Постараюсь! — крикнула Эла на бегу. А Наташа во все глаза смотрела на поле, ожидая чуда. Но ничего не произошло, кроме двух лошадей и мужчины рядом с ними, никого не появилось.

— Это наши питомцы. Оскар и Грева, – уточнил дядя Миша. – Пойдем, я познакомлю тебя с остальными. Кстати, у нас пополнение. Фита родила жеребенка. Девочку.

— Ух ты, а можно посмотреть? – тут же спросила Наташа.

— Можно, – улыбнулся дядя Миша. — Большая она уже. Шесть недель исполнилось.

— Какие мы все маленькие… — протянула Наташа, увидев «малышку», которая щипала свежую травку, когда к ней подошли гости. Как и Эла, она была коричневого цвета, с гладкой и блестящей шерстью. Вот только грива и хвост были черными, но выглядело это ничуть не хуже белого.

— Я тоже частенько так думаю, — рассмеялся дядя Миша. — Чувствуешь себя мелкой собачонкой.

— Таксой? – засмеялась Наташа, вспомнив слова лошадки.

— Что–то вроде того, – улыбнулся дядя Миша и ласково произнес, – Эла, поздоровайся к тебе пришли.

Наташа только рот и открыла. Не может быть. Неужели это она? Ее лошадка?

Но Эла не ответила ей. Она подняла голову и, продолжая жевать траву, кивнула.