Ведьма Жухля и рождественские носки

Ведьма Жухля и рождественские носки


В один зимний денёк ведьма Жухля решила заварить кружечку земляного кофейку. Укутавшись с головы до ног в полосатый плед, так что торчал кончик носа да локон зелёных волос, Жухля стучала зубами от холода. Её чудной дом, бывший когда-то старым засохшим деревом, казалось, тоже мёрз: он жалобно скрипел от холодного ветра, а его единственная башенка со шпилем сильно накренилась.

– Бр-бр, – Жухля зажгла огонь под кухонным котелком. – Точно Холодрыга из Ветругании привет шлёт.Наконец когда кофе был готов, Жухля отпила глоток и глянула в окно. Крыши соседних домов побелели от выпавшего за ночь первого снега, от чего жилища Жухлиных соседей стали похожи на большие вкусные пирожные.

– Шишки сосновые! – глянув на календарь, воскликнула зеленоволосая ведьма. — Представляешь, Мурхауз, до Ёлочно-огонёчного праздника метлой, то есть, рукой подать!

Мурхауз – чёрный кот ведьмы Жухли – поднял голову с бордового пуфика, на котором он удобненько растянулся и вопросительно мурлыкнул. Скорее из кошачьей вежливости, потому как ему было совсем не важно какой там по счёту день зимы и сколько осталось времени до праздника.

– А ведь столько нужно успеть! – воскликнула ведьма Жухля и отставила пустую кружку с нарисованными летучими мышками – сувенир из Трансильвании. – Начнём, пожалуй, с рождественских носков. Где там мои самовяжущие спицы?

Ведьма Жухля очень любила всякие разные гольфики и носочки. Их у неё собралась целая коллекция, чудом помещающаяся в шкафу. Поэтому вязание рождественских носков было для Жухли одним из любимых приготовлений к Ёлочно-огонёчному празднику.

В Затуманском крае из потустороннего мира, откуда ведьма Жухля прибыла на улицу Черничную, почти не праздновали Ёлочно-огонёчный праздник. О нём Жухля узнала от своего папы – доброго волшебника, когда ей было всего пятьдесят пять лет. Скоро Жухле исполнится сто десять, но для ведьм это ещё почти что детство. И хоть Жухлина матушка – потомственная ведьма почётного семейства фон Клевер – не жаловала такие поездки, иногда отец брал Жухлю с собой на рождественские ярмарки. Там было столько всего чудесного: огромные ели и сосны, мерцающие волшебными огнями, горячий шоколад в больших картонных стаканчиках с крышкой, сдобные булочки с апельсиновой начинкой. А ещё там частенько сбывались самые заветные желания. Просто так, без заклинаний, зелий и волшебных палочек.

Перебравшись в человеческий мир, ведьма Жухля очень обрадовалась тому, что здесь любят Ёлочно-огонёчный праздник. Только называют его обычно по-другому – Новый год. Жухля махнула волшебной палочкой, и спицы усердно застучали друг об дружку. Один за другим появлялись разноцветные носочки.

– Пожалуй, хватит, — сказала ведьма Жухля, но спицы не прекратили вязание. И чем больше становилось рождественских носков, тем быстрее и веселее они принимались за вязание. И в какой-то миг на Жухлю посыпался целый ворох разноцветных носков.

– Стоп, кому говорю! – закричала ведьма, закрываясь руками. – Отмена!
Наконец спицы послушались. Сбавив темп, они замерли в воздухе.

– Марш обратно в корзинку, – недовольным голосом приказала Жухля и сняла с ушей два только что связанных носочка. Спицы виновато отправились в корзинку, где ведьма хранила волшебные нитки. – Что-то разошлись вы у меня!

Вся гостиная пестрела полосатыми носками: длинными, короткими, большими и маленькими. Даже для такой преданной поклонницы сего вида одежды, их оказалось слишком много.

– И что мне со всем этим делать? – задумчиво произнесла Жухля. За вязанием рождественских носков ведьма совсем не заметила, как наступил вечер. В укрытых снегом домах начинали загораться вечерние лампы. И в голову Жухли пришла сумасшедшая мысль.

– А подарю-ка я людям по своему волшебному рождественскому носку! – обрадовалась ведьма идее. – Пусть каждый получит подарок!

Натянув зимний колпак с помпоном и повязав клетчатый шарф, Жухля хлопнула в ладоши. Связанные за день рождественские носки, мигом слетелись в большой мешок.

– Вот это я постаралась! – похвалила себя ведьма. Закинув мешок за плечи, она добавила: — не волнуйся, Мурхауз, скоро вернусь домой!

Оставленная во дворе метла скрипнула, осела, но через секунду, расправив замёрзшее помело, подняла свою хозяйку в звёздное небо.

Жухля не боялась, что кто-нибудь из соседей её заметит. Жители Черничной улицы были очень добропорядочными гражданами: тёмными зимними вечерами предпочитали сидеть дома, а шторы на окнах плотно задёргивать.

Но одно окно всё же осталось не зашторенным. Пролетая мимо, Жухля заметила в нём девочку. Соединив вместе ладони, она закрыла глаза и что-то бормотала себе под нос.

– Пусть на Новый год мне подарят собаку! – Тихое бормотание девочки ясно и чётко раздалось у ведьмы сначала в одном ухе, а потом и в другом. – Не игрушечную, не электронную, а настоящую собаку. Настоящего друга!

Жухля улыбнулась желанию девочки и подумала о своём любимом коте Мурхаузе. Пролетая дальше по улице, ведьма вновь и вновь слышала тихие, полусонные голоса детей. Перед тем как уснуть, они повторяли свои заветные желания и мечты, надеясь, что те обязательно исполнятся. И каждый раз, как их слышала ведьма Жухля, рождественских носков в мешке становилось чуть меньше.

– Й-о-о-х-у-у! – от переполняющей радости воскликнула Жухля. На секунду её тёмный силуэт показался на фоне выглянувшей луны.
В эту ночь в каждом доме на Черничной улице появились волшебные носки от ведьмы Жухли. Она спешила разнести их всем соседям, поэтому какие-то аккуратно легли в ящик комода, а какие-то небрежно повисли на спинке стула или затерялись под кроватью. Но главное было то, что на улице Черничной начиналось волшебство Ёлочно-огонёчного праздника.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *