Волшебный ключ от Машиной сказки

Волшебный ключ от Машиной сказки

Что таит в себе старый сервант в бабушкиной гостиной? Девочке Маше, нашедшей ключ от зеркальной дверцы, посчастливилось заглянуть в мир хрупких статуэток. Прослушать


Маше нравился старый бабушкин сервант. Там, за тщательно натертыми зеркальными дверцами, хранились разные вещицы. Вот, на фарфоровых блюдцах, стоят маленькие, будто кукольные кофейные чашечки с золотой росписью. Рядышком с чашками можно увидеть статуэтку нежной балерины. Ее ажурная пачка похожа на воздушное пирожное-безе, какие бабушка часто брала к чаю. А вот, музыкальная шкатулка с миниатюрной танцовщицей. Когда-то бабушка и сама танцевала. Она была актрисой театральных мюзиклов.

В ее шкафу можно найти отделение для «былой роскоши», как отшучивалась бабушка. Там на вешалках одиноко висели блестящие платья, которые давно никто не надевал, а на полке пылились коробки со сценическими аксессуарами. Маше нравилось заглядывать туда. В этих, перевязанных атласными лентами коробках, девочка находила особое волшебство. Казалось, она откроет крышку и попадет в другой мир. А затем девочка примеряла все, что там было: украшенные камнями перчатки, расшитые искусными узорами нежные вуали, украшения.

В одной из таких коробок, Маша нашла длинный ключ на позолоченной цепочке. Девочка взяла его в руки, и множество сказочных образов пронеслось в ее голове. Он был похож на те магические ключи, которыми отпирают потайные дверцы. Именно такой для девочки была зеркальная дверца старого серванта.

Щелк. Ключ с трудом повернулся в старом замке. Бой часов стал громче. Маша открыла дверцу и очутилась в сказке. «Вполне ожидаемо», — подумала девочка, оглядываясь вокруг. Она стала такой же маленькой, как статуэтки за стеклом.

Старый мир в бабушкином серванте медленно оживал. Звякнули чашки на фарфоровых блюдцах, качнулась в движении балерина. А египетский кот из белого стекла, что расположился на бархатном пуфике, мяукнул.

Маша протянула руку к веткам скрученного из проволоки дерева, откуда свисали гроздья винограда. Спелые ягоды оказались сверкающими камешками.

Тихо заиграла музыкальная шкатулка, и в ней закрутилась миниатюрная танцовщица.

— Ах, как бы я хотел нарисовать ее, — услышала вдруг Маша. Это был египетский кот. Во рту у него появилась тонкая кисточка. – Но я бессилен.

— Почему? – спросила Маша. Она не испугалась, когда услышала говорящего кота. Она знала – в сказках все животные умеют разговаривать. Но потом девочка смутилась своего вопроса. У него же нет бумаги, чтобы рисовать!

— Просто у тебя нет бумаги, — высказала она коту свою догадку. – У меня есть целый альбом для рисования. – Хочешь принесу?

— Ах, какая добрая девочка, — восхитился кот и театрально сложил лапки в мольбе. – Если тебя это не затруднит, то я был бы так признателен!

Только Маша переступила порог зеркальной дверцы, как снова оказалась своего привычного роста. Альбом нашелся быстро, и девочка вернулась к хвостатому художнику.

— Спасибо, спасибо! – воскликнул он и принялся рисовать. Однако вдохновения хватило ровно на несколько минут, и кот снова загрустил.

— Не могу! Не получается! – художник затопал лысыми лапками по пуфику.

Девочка задумалась. Похоже, непрерывный танец девушки мешает художнику нарисовать ее.

— Постойте немного, — попросила Маша танцовщицу.

— Не могу, — ответила она, кружась под музыку. – Моя жизнь – это танец. Если я остановлюсь, она потеряет всякий смысл.

Тогда Маша вспомнила свой рисунок на уроке. Учительница похвалила ее и сказала, что у нее есть талант. Может, если кот хорошенько поищет и у себя найдет такой?

— Сейчас посмотрим, — сказал художник и посмотрел где только мог. Он даже заглянул под свой бархатный пуфик, но таланта там не оказалось.

— Ничегошеньки, — развел кот лапами. Он оторвал лист из альбома, смял его и загрустил.

Тогда Маша вспомнила, как долго не могла выучить стих, заданный в школе.

— Не могу, — говорила девочка. – Не получается.

— А ты еще раз попробуй, — говорила бабушка.

— Это издевательство над ребенком, — ворчала Маша. Но каждый раз, как она пробовала выучить стих еще раз, он запоминался все лучше и лучше.

— Главное, терпение, — сказала бабушка, когда внучка прочитала наизусть все строчки.

Так Маша и сказала художнику.

-Ах, точно, терпенье! — воскликнул он. – Где-то у меня завалялось немного.

Кот слез с пуфика, откинул его красную сидушку и принялся искать терпение.

— Уф, нашел, — сказал он и вытянул на лапе пузырек с темной жидкостью внутри. Вытащив пробку, кот выпил содержимое бутылочки и тут же скривился.

— На вкус гадкое, оно это терпение, — сказал он. Вдруг почувствовав порыв вдохновения и трудолюбия, кот нарисовал первую линию, потом вторую, а вскоре закончил весь рисунок.

— Как здорово получилось, — похвалила художника Маша. – Видишь, тебе просто не хватало терпения.

Кот еще раз полюбовался рисунком, а потом протянул девочке волшебный пузырек.

— Возьми себе, — сказал он. – Я слышал, что в мире за стеклом живется не сладко.

— Без терпения нам точно не обойтись, — улыбнулась Маша.

Она задержалась бы в волшебном мире еще ненадолго, но домой вернулась бабушка.

— Увидимся, — подмигнул ей кот, когда девочка поторопилась назад в комнату.

Щелк. Маша повернула ключ в замке, и все остановилось. Застыла балерина, перестала кружиться танцовщица в музыкальной шкатулке. А египетский кот из белого стекла устремил взгляд в сторону. Сказка осталась за начищенным стеклом бабушкиного серванта.

Но Маша не расстроилась. Она держала в руке длинный ключ на позолотой цепочке. Ключ от дверцы, куда она сможет зайти когда пожелает.