Жёлтый шарик

Жёлтый шарик

История о жёлтом шарике, который в один ненастный день подарил детям немного радости. А кого-то даже научил самому важному — делиться радостью со всеми. Прослушать

(Этот рассказ вышел в печать два раза: в благотворительном сборнике «Книжка сказок» и в новогоднем альманахе журнала «Сибирские Афины» от 26 декабря 2013 года. С тех пор рассказ прошел несколько редакций, отчего его стилистика и грамотность, надеюсь, стала лучше.)


В одно серое утро на туманную улицу вышел человек со связкой разноцветных шариков. Вышел он как раз в то время, когда люди торопились по своим делам. Опустив головы, они следили за тем, чтобы не промочить ноги в какой-нибудь очередной луже и не забрызгать брюки. Многие были так сосредоточены на своих туфлях, ботинках и брюках, что не совсем не замечали яркое пятно шаров над своими головами. Только дети восхищенно глядели в небо и тыкали пальчиками в разноцветное облако. «Такая огромная куча шариков! Вот бы и мне столько!», — слышались детские голоса. Но и сам владелец такой огромной связки не был весел, как и многие люди, что шли по улице в то утро. Его молодое лицо выражало скуку, он ёжился от холода, и пил кофе из бумажного стаканчика.

– Шарики! Покупаем шарики! – прочистив горло, крикнул он погромче. Но, конечно же, никто не собирался покупать шарики. До них никому не было дела в ранее пасмурное утро.

– И кому они сейчас нужны, – ворчали люди, а родители утаскивали своих детей подальше от ярких пятнышек в небе. – Только отвлекают.

Продавец лишь пожимал плечами и становился еще недовольнее. Он с радостью остался бы дома, и сам не понимал, зачем холодным утром кому-то могут понадобиться разноцветные шары. Но работа есть работа, и молодой человек продолжал стоять на том же месте и изредка предлагать покупать воздушные шарики.

– Можно мне один, – попросила подошедшая к нему девочка и протянула деньги. Продавец улыбнулся. Вот и первый клиент. – Вот этот хочу, с зайцем.

– Без проблем! – ответил владелец разноцветной связки и принялся отвязывать шарик в виде большого зайца. Было сложно удерживать их все, и один продавец всё-таки упустил. Простой жёлтый шарик, на тонкой ниточке, с нарисованной чёрной краской улыбчивой рожицей.

– Э, куда! — продавец пытался достать до ниточки рукой, но ветер уже поднимал шарик к долгожданной свободе.

– Ура! Я лечу! — радовался шарик. Возвышаясь над серой землей, он летел к крышам домов, к бескрайнему небу. Ворочаясь в разные стороны, он устремлялся туда, куда нёс его расшалившийся ветер.

– Как красиво! – восхищался шарик всему, что его окружало: и деревьями, и домами, а главное небом. Он не боялся высоты, от которой мог запросто лопнуть и острых веток, что вот-вот проткнут его хрупкое тело. Верный помощник ветер умудрялся вертеть шариком так, что тот оставался целым и невредимым.

И все же свободный полёт не мог длиться вечно. Шарик занесло на маленький балкончик городской больницы. Он приземлился под стеклянную дверь, из-за которой вдруг вышла маленькая девочка.

– Ух ты, шарик! Спасибо! — воскликнула она куда-то в небо, подняв шарик. Она хотела его подбросить вверх и посмотреть, как он будет лететь, но ворчливый голос медсестры окликнул её:

– Надя! Ты что там делаешь? А ну зайди обратно, холод на улице! Что это у тебя? Давай, давай, сюда иди!

Прижимая шарик к груди, девочка послушалась. Тётя Даша, та самая медсестра, уложила её в постель, и строго-настрого наказала больше на улицу ни ногой. «Какая ж это улица», — вздохнув, подумала Надя. Целую неделю ей нельзя выходить гулять. Шарик тётя Даша привязала к спинке кровати девочки и пощупала лоб.

— Если будешь выбегать в одной пижамке, никогда не поправишься. – сказала она строго, — и вас это тоже касается!

Эти слова уже относились к остальным четверым детям, что успели запрыгнуть в свои кроватки, как только услышали шаги за дверью. Дети послушно закивали головами. Хитрят, конечно, же! Тётя Даша проверила у каждого температуру и вышла из палаты.

— Прямо на балконе нашла? Здорово, – повыскакивали из своих постелей дети, как только белая больничная дверь закрылась за ворчливой медсестрой. Чувствовали они себя замечательно и не понимали, почему тётя Даша и Алексей Иванович – высокий доктор, что приходит каждое утро к ним в палату, беспокоятся о них. Все время щупают лоб и ставят градусник и колют уколы! Постель Нади окружили ребята.

– Давай играть, – предложил самый старший мальчик. Его звали Петя. – Кто первый поймает, тот и выиграл.

– Нет, это мой шарик, – отказалась девочка, – и я с ним буду играть.

– Ну, пожалуйста, – Петя попросил ещё разок. А Надя оказалась той ещё жадиной. Она вцепилась в шарик и ни в какую не хотела делиться. А кому будет интересно играть с жадиной? Вот ребята и обиделись на неё.

В одиночестве долго играть – скучно. Так девочка и сидела одна, тыкая в шарик пальцем, что еле колыхался над её головой.

– А все же стоит извиниться, – услышала она тихий свистящий голос. Может, ей послышалось, но это произнёс шарик. Остальные ребята были заняты — они вытащили свои игрушки и увлечённо играли. Кроме Нади эти слова никто не услышал. Надя фыркнула. Обыкновенный шарик не может разговаривать! Такое бывает только в сказках! Это она знала уже наверняка, ведь три месяца назад ей исполнилось семь лет. Надя отодвинулась на постели подальше от шарика, но все же дотронулась до него пальчиком. Шарик развернулся на ниточке своей нарисованной улыбкой. Девочке даже показалось, что улыбка эта стала шире!

– Радостью нужно делиться, – продолжал он, будто пританцовывая в воздухе, — ведь иначе она просто не нужна!

– Делиться… – повторила девочка, заворожено глядя на шарик. Он плавно качался по воздуху. – А я и делюсь. Я не жадная!

Последние слова она сама того не заметив, произнесла громче, так что её услышали остальные ребята.

– Ага, конечно! – хмыкнул Петя, подняв голову от своей машинки. – Сама и играй со своим шариком. Жадина!

Наде стало обидно. Она отвязала шарик от спинки кровати и, держа его за верёвочку, сказала:

– Вот, возьмите. Мне не жалко!

Шлёпнув ладошкой по шарику, девочка подбросила его вверх. Ребята снова решили играть. Было решено ловить шарик, стоя на кроватях, и пытаться не допустить, чтобы он попал на пол. А наигравшись вдоволь, дети устало растянулись на постелях. Чтобы ещё с ним сделать?

— Давайте пустим его обратно в небо! – предложила довольная Надя. Почему-то внутри стало так тепло и уютно. Такое чувство всегда, после того, как признаешь свою ошибку и извинишься перед теми, кого обидел. Становишься каким-то лёгким, прямо как этот жёлтый шарик.

Недолго думая, дети выбежали на балкон. Каждому хотелось отпустить шарик, но спорить долго не пришлось – Петя был готов поклясться, но тот сам вылетел у него из рук. Так раз, и вот он отдаляется от зелёных перил балкона.

– Эй, – мальчик ухватился за перила, и опустил голову. Шарик сначала устремился вниз, к земле, и дети разочарованно следили за его быстрым падением.

– Шарик, поднимайся! Ну! – подбадривали дети. А через мгновение, шарик, будто услышал детские крики и окрепнув от их поддержки, резко поднялся и полетел к крыше соседнего дома.

– Ура! – радовалась Надя и ее друзья. – Летит!

Они бы ещё долго следили за ярким жёлтым пятнышком, что становилось всё дальше и дальше, но в одних пижамках стоять было холодно. Довольные дети поторопились в свои тёплые постели, и как оказалось очень вовремя. Через минуту в палату зашла тётя Даша, затаскивая за собой большую тележку. Там стояли подносы, на которых дымились тарелки с обеденным супом.

– Опять на балкон выбегали? – строго спросила она, поправляя занавески. – Что за дети вы такие непослушные?

Затем она раздала ребятам обед. А когда в их тарелках не осталось больше ни капельки супа, медсестра положила на каждый поднос по пять шоколадных конфет. К сладкому, тётя Даша принесла чай. Конфеты были одинаковыми на вкус, все с клубничной начинкой, а у Нади почему-то одна оказалась с малиновой, да ещё и с орешками. Откусив кусочек, девочка приготовилась съесть всю конфету целиком, но вдруг вспомнив про шарик и его слова, улыбнулась и обратилась к остальным ребятам:

— А у меня малиновая, с орешком попалась. Хотите попробовать?

– Спасибо! – поблагодарили её друзья, откусив по крохотному кусочку.

Надя улыбнулась. Приятно! Будто сама съела всю конфету целиком, а не всего лишь кусочек. Всё-таки прав шарик – радость такая штука, которой нужно делиться. Тогда её в два раза больше получается. А может, он ничего и не говорил, и это она сама догадалась извиниться?

Так, подумала Надя, осенним днём. И стало ей вдруг интересно, куда же отправился шарик? Летает ли он ещё в сером небе? Ведь она знала, что у воздушных шариков недолог век – в любой момент он может лопнуть.

А шарик всё также летал невысоко от земли. То поднимался чуть ввысь, то опускался почти до самой земли. Грустно стало ему, а свободный полет больше не радовал. «Эх, если бы я только мог увидеть улыбку ребенка, что будет играть со мной», — думал он, легко гуляя по воздуху.

Впереди бежал мальчишка.

– Подожди–ка меня! – весело крикнул шарик, догоняя мальчика и легонько коснулся его синей вязаной шапки.

– Ух ты, шарик! – удивился мальчик. Шарик будто сам приземлился в его руки. – Ха, ещё и с рожицей. Классный.

Обрадовавшись новой игрушке, он побежал дальше, к своим друзьям. А на мгновение ему вдруг показалось, что чёрная черточка, служившая шарику улыбкой, стала длинней и ярче.